КАК ФОТОГРАФИРОВАТЬ ДЛЯ ЖУРНАЛОВ И ГАЗЕТ (Журнал «Советское фото» 1926/01)

    Московские фоторепортеры на съемке, фото С. Красинского
    Московские фоторепортеры на съемке, фото С. Красинского

    Помещаемый ниже очерк является седьмым из серии в 10 элементарных очерков по фоторепортажу, предназначенных для фотолюбителей, желающих заняться работой для журналов и газет. (Первые 6 очерков были напечатаны в «Огоньке» (№№ 28, 29, 30, 31, 33 и 36 за 1925 г.). Желающие могут выписать их, прислав 90 коп., из Главной Конторы журнала «Огонек» — Москва, Тверской бульвар 26.)

    Как производится съемка

    Важно не только, что именно снято, но и как снято.

    При каждой съемке приходится учитывать возможности взаимного расположения аппарата и снимаемых предметов, скорость движения последних и световые условия. 

    От позиции аппарата во время съемки зависит компоновка снимка. Одну и ту же тему можно заснять шаблонно и тускло, или ярко и интересно. Здесь многое — дело опыта и вкуса фотографа-журналиста. Изучайте лучшие образцы, смотрите, откуда и как они сняты, и старайтесь делать то же, что делают опытные фоторепортеры, но лучше, чем они.

    Массовые шествия лучше всего снимать сверху, с высоты нескольких этажей. Бесполезно пытаться снять массовку с земли: результаты наверняка получатся малоудовлетворительные.

    Съемка массового действия сверху дает полное представление о размерах происходящего.
    Съемка массового действия сверху дает полное представление о размерах происходящего.

    Пока фотограф, выбрав позицию, ожидает прохождения шествия, полезно заранее навести на фокус по матовому стеклу на предмет, находящийся на пути процессии: на мостовую, камень, столб, неподвижных зрителей.

    Чтобы получить при съемке уличных сцен все предметы, и близкие и удаленные, резкими, наводят на середину и в пределах возможности диафрагмируют. Так как при диафрагмировании усиление резкости идет скорее вглубь, то и наводить следует на предметы, стоящие несколько ближе середины. Обычно уличную жизнь снимают с установкой метров на 15. Сильное диафрагмирование не всегда допускается световыми условиями, и для получения наибольшей глубины резкости при незначительном диафрагмировании употребляют маленькие размеры аппаратов (4,5 х 6  и 6 х 9 см.) с короткими фокусными расстояниями объективов.

    Комбинированный двойной снимок.
    Комбинированный двойной снимок.

    Хорошие результаты в некоторых случаях дает комбинированный снимок. Например, требуется снять стоящего на первом плане оратора и громадную толпу, слушающую его. Обычной съемкой получить одновременную резкость того и другого не всегда возможно. Тогда делают один снимок, резко наводя на оратора, затем, с того же места, не сдвигая аппарат, снимают на второй пластинке, наводя резко на толпу, а отпечатки уже соединяют вместе, причем из первого снимка берут оратора, а из второго толпу. Получается превосходный снимок, правдиво передающий натуру н резкий от первого до последнего плана. Этим приемом часто пользуются немцы и англичане.

    Как не надо снимать. Называется это «3а работой по постройке Каширской электростанции», а на снимке — все вытянулись и уставились в аппарат, и никто не работает.
    Как не надо снимать. Называется это «3а работой по постройке Каширской электростанции», а на снимке — все вытянулись и уставились в аппарат, и никто не работает.

    При производственных съемках, безразлично, делаются ли они для чисто журнальных целей или для рекламных,— производство должно быть показано на ходу, рабочие должны быть в естественных рабочих позах и заниматься каждый своим делом, а не смотреть в аппарат, опустив руки по швам. На чисто журнальных, не преследующих особых целей снимках, должны находиться только непосредственно работающие; не следует допускать посторонних зрителей или примазавшихся к снимку — завов и т. п.

    Хороший производственный снимок. Люди — действительно «за работой», в настоящих рабочих позах. К тому же снимок технически хорош, благодаря удачному освещению.
    Хороший производственный снимок. Люди — действительно «за работой», в настоящих рабочих позах. К тому же снимок технически хорош, благодаря удачному освещению.

    Внутри завода следует снять специальные машины или процессы работы, характерные именно для данного производства или чем-либо замечательные. Если снимают фабричные здания снаружи — следует оживить их выходящими из фабричных ворот рабочими. Вообще во всех случаях снимать нужно не одну мертвую установку — витрину, машину, а с людьми, рассматривающими ее или работающими на ней и не глядящими в аппарат. Люди должны быть всюду — в лесу, в столовой, у машин.

    Симметрия в снимках допустима только как исключение. Вообще же ее следует избегать: виды улиц, рек, рельсы — снимать не с середины, а несколько сбоку. Прямой, «в лоб», фасадный вид здания почти всегда скучен и очень выигрывает, если снят сбоку.

    Архитектурные снимки лучше делать при боковом освещении — снимки получаются рельефнее. Только белые мраморные памятники лучше снимать при мягком свете. В архитектурных и ландшафтных снимках не должно быть слишком много земли на переднем плане, или неба; излишки устраняются передвижением объективной доски или последующей обрезкой отпечатков.

    «Одесский Дворец Труда до и после восстановления» — так озаглавлены эти два снимка, помещенные в одном из иллюстрированных журналов. Здание не вмещалось в поле зрения объектива, и снимавший наклонял аппарат. Благодаря неправильному положению аппарата во время съемки, между двумя снимками получилась курьезная разница: до восстановления здание падало в левую сторону, а после восстановления покосилось вправо. Лучший пример того, как не надо держать аппарат во время съемки — трудно и придумать.
    «Одесский Дворец Труда до и после восстановления» — так озаглавлены эти два снимка, помещенные в одном из иллюстрированных журналов. Здание не вмещалось в поле зрения объектива, и снимавший наклонял аппарат. Благодаря неправильному положению аппарата во время съемки, между двумя снимками получилась курьезная разница: до восстановления здание падало в левую сторону, а после восстановления покосилось вправо. Лучший пример того, как не надо держать аппарат во время съемки — трудно и придумать.

    Начинающие, при съемках высоких зданий, не вмещающихся в поле зрения объектива при горизонтальном положении его, наклоняют аппарат вверх. От этого здания на снимке получаются кривыми, покосившимися и падающими. Нужно привыкнуть всегда держать камеру инстинктивно прямо.

    Специальные штативные камеры допускают наклон объективной доски и матового стекла, обычные же ручные аппараты этого не позволяют, и их следует держать строго горизонтально. Если же высокое здание не вмещается в поле зрения аппарата, то следует подняться на крышу соседнего здания, или отойти подальше, или же прибегнуть к подниманию объективной доски.

    Линия горизонта всегда должна идти параллельно верхнему краю пластинки, и вертикальные линии — параллельно боковым краям пластинки. Найти вертикаль можно по линиям построек, растущим вертикально деревьям, стоящим вертикально людям. Искривленные снимки, с неестественно наклоненной и перекошенной натурой, которыми наши журналы, к сожалению, изобилуют, производят неприятное впечатление, и их необходимо выравнивать последующей обрезкой отпечатков.

    [adrotate group=»2″]

    Если по световым условиям или другой какой причине движущиеся перед аппаратом прохожие и экипажи могут помешать архитектурной съемке — можно, поставив маленькую диафрагму (еще, лучше вместе со светофильтром) и дав соответствующую выдержку в несколько десятков секунд, — получить снимок здания или памятника совершенно без людей, так как при длительной экспозиции движущиеся предметы на снимке но получатся. По этой же причине прохожие и проезжающие не выходят на ночных снимках.

    Время экспозиции зависит от световых условий и в нашей широте колеблется от 1/500 до нескольких секунд. При не слишком быстро движущихся предметах не нужно гнаться за чрезмерной скоростью затвора, а снимать с наименьшей скоростью и наименьшей диафрагмой, допускаемыми условиями съемки, что даст наибольшую резкость.

    Уличные сцены снимают обычно с 1/100 секунды, спорт — с 1/500. Фоторепортер должен научиться определять наименьшую скорость, с которой можно снимать различно движущиеся предметы, чтобы они не вышли размазанными. Чем быстрее движется предмет, и чем он ближе к аппарату — тем с большей скоростью следует его снимать.

    Если световые условия не допускают слишком быстрой скорости или если предмет слишком быстро движется, — лучшие результаты получатся, если его снять издалека и затем увеличить, и при этом, чем с большего расстояния предмет снят, тем резче он получится.

    Снимок прыжка под углом в 45° к направлению движения.
    Снимок прыжка под углом в 45° к направлению движения.

    Кроме того, имеет большое значение направление движения предмета по отношению к аппарату. Наибольшая скорость требуется, если предмет движется прямо мимо аппарата. При движении его под углом в 45 градусов к аппарату — скорость допустима в 2 раза медленнее, а при движении прямо на аппарат даже в 3 раза медленнее. Наиболее удобное и выгодное положение аппарата при съемках быстрого движения — спортивных прыжков и т. п.— под углом в 45 градусов к направлению движения.

    Автомобильные гонки. Машина приближается к финишу, отмеченному белой линией, со скоростью 130 километров в час. Между тем, снимок, сделанный с большою скоростью затвора, никакого движения не передает: зритель может даже предположить, что авто стоит па месте.
    Автомобильные гонки. Машина приближается к финишу, отмеченному белой линией, со скоростью 130 километров в час. Между тем, снимок, сделанный с большою скоростью затвора, никакого движения не передает: зритель может даже предположить, что авто стоит па месте.

    Иногда, если снять движущийся неодушевленный предмет — поезд, например — с соответствующей быстроте его движения скоростью затвора, то он выйдет на снимке резким, отчетливым и как бы неподвижным, движение его передано не будет. Поэтому в некоторых случаях, для достижения эффекта движения, снимают несколько медленнее, чем допустимо для резкого снимка. Движущийся автомобиль от этого получается смазанным в одну сторону, что дает полное впечатление быстрого движения: зритель чувствует, видит скорость.

    Автомобиль, идущий с меньшей скоростью – 80 километров в час, снят с несколько замедленной против нормальной для такого движения скоростью затвора, к тому же шторного. Снимок не резок, смазан, но зато видно, что автомобиль действительно несется на полном ходу. Впрочем, аналогичный эффект можно получить с любого негатива наклонением экрана при увеличении.
    Автомобиль, идущий с меньшей скоростью – 80 километров в час, снят с несколько замедленной против нормальной для такого движения скоростью затвора, к тому же шторного. Снимок не резок, смазан, но зато видно, что автомобиль действительно несется на полном ходу. Впрочем, аналогичный эффект можно получить с любого негатива наклонением экрана при увеличении.

    При съемках различных видов спорта полезно заснять известных спортсменов за упражнениями: это повышает ценность снимков.

    Публика постепенно привыкла к фотоаппарату. Маленькие камеры (4,5х6 см.) вообще мало привлекают внимание. Но все же иногда для того, чтобы заснять наиболее естественные сцены, так, чтобы снимаемые не видели аппарата и не знали, что их снимают — аппарат маскируют. Способ маскировки аппарата применили для съемки сцен уличной и базарной жизни Москвы «киноки» («Кино – Глаз»), спрятавшие аппарат в палатку, которая обычно ставится на улицах для ремонта водопровода, и незаметно ловившие оттуда нужные им сцены.

    Существуют аппараты в виде бинокля, и такие, которые при съемке направлены в сторону от снимаемого. Однако, распространения они не получили и являются скорее забавными игрушками.

    Европейскому фотографу-журналисту приходится прибегать и к более замысловатым приемам. Так, проживающий в Париже претендент на российский престол Николай Николаевич никак не поддавался фотосъемке. Фотограф выследил время его ежедневных прогулок, но «его величество» постоянно окружала свита дюжих молодцов, прикрывавших его от аппарата и оттеснявших фотографа. Тогда предприимчивый фотограф сторговался с молочником, спрятался в его фургоне, остановившемся против дома Николая Николаевича, проделал в стенке фургона отверстие для объектива и преспокойно сделал ряд снимков с ничего не подозревавших белогвардейцев, проехав в фургоне несколько кварталов по пути их прогулки.

    Разумеется, советским фотографам-журналистам в нормальных условиях подобными приемами пользоваться не приходится. Свою энергию и инициативу они целиком должны направить на техническое н художественное оформление снимков.

    В. Микулин

    [adrotate group=»3″]

    comments powered by HyperComments