Журнал Фотография 95. Угол зрения

    image123

    У Владимира Кучерова пано­рамное фотографическое и видение, и мышление. Я имею в виду не только его неизмен­ное возвращение к съемке камерой, теперь уже полузабы­той — «Горизонт», а скорее, панорамность его зрения, «рав­нинный» взгляд на природу, пейзаж.

    [adrotate group=»1″]

    image121

    Снимки Владимира Кучеро­ва— наглядное тому подтверж­дение.

    Квадрат и вертикаль для него совсем не исключение. Но в основном — горизонталь. Хотя фотограф умудряется и в иных геометрических построениях (часто в прямом, постановоч­ном смысле) созерцать широко, чуть ли не эпически. Даже в таком камерном жанре, как фотоакт.

    Интересна, кстати, с этой точки зрения одна из работ, опубли­кованных на этих страницах. На первый взгляд, эта реминис­ценция, отзвук известных фото­графий литовских авторов, для которых дюны — фотографи­ческая икона. Но это не так. В свое время критик Лев Аннин­ский писал о снимках И. Каль-вялиса: «Поднимаясь над дюнами — выше, выше! — он видит не фактуру песка, а огромный размах дюнного пейзажа, его дремлющую мощь, его грозное молчание». У литовских фотографов в дюн­ных пейзажах превалирует философичность, погружение в себя, в самоуглубление. У Кучерова тот же песок, тоже узорчатый и ритмичный, но дру­гой. Он дышит радостью и пол­нотой мироощущения. Примечательно, что автор не боится быть традиционным и вроде бы банальным, хотя бывает щедр и на придумки. Придумки скорее сюжетные, нежели технические, химичес­кие.

    image119

    — Я не стану спорить относи­тельно как бы панорамности моего видения и мышления, когда речь идет о пейзаже, — сказал во время нашей беседы Владимир Кучеров, — но думаю, что при обращении к другим жанрам, таким как натюрморт или акт, вольно или невольно приходится руковод­ствоваться другой системой координат, иной системой виде­ния.

    image117

    В своих работах я не боюсь выглядеть традиционным. Зачастую преспокойно и ком­фортно умещаюсь в традицион­ных рамках. А, собственно, почему мы должны думать, что эти так называемые рамки уж так хорошо нами освоены? Про­сто я нахожу еще много воз­можностей, достаточно инте­ресного материала, интересных сюжетов в рамках традицион­ности. Поясню свою мысль на примере русской иконописи. Хорошо известно, что в ней существовало такое понятие, как прориси, то есть факти­чески схема композиционного построения изображения на иконах, отступать от которой не позволяли церковные кано­ны. Этими прорисями пользова­лись известнейшие мастера. И как много, несмотря на эти, казалось бы, ограничения, ока­залось возможностей для твор­ческого самовыражения. В конечном счете каждая работа или даже целая школа того или иного мастера совершенно оче­видно отличалась от работ или школы другого художника… Так вот, Владимир Кучеров, повторяем, не боится ни тради­ционности, ни (редкое каче­ство!) упреков в банальности. Редкое, опять-таки, у него чув­ство авторского достоинства и уверенности в правильности выбранного пути. Оно свойственно (в особенно­сти) сибирякам.

    comments powered by HyperComments