Rania Matar: Неподдельная красота женщины

фото: Rania Matar

Рании Матар (Rania Matar) – знаменитая женщина концептуалист, фотограф-портретист из Ливана, сейчас работает и проживает в США. Девушка, будучи гражданкой США, но при этом ливанкой по происхождению посвятила себя исследованию вопросов личной и коллективной идентичности при помощи фотографий женской юности и женственности.

Работы Рании Матар широко публиковались в СМИ и были показаны в музеях и галереях по всему миру, в том числе в Музее изящных искусств в Бостоне, Художественном музее Карнеги, Национальном музее женщин в искусстве и других.

фото: Rania Matar

Ретроспектива ее работ в середине карьеры недавно была представлена ​​в Кливлендском художественном музее и в Музее американского искусства Амона Картера на персональной выставке In Her Image: Photographs by Rania Matar.

За свое творчество Рании Матар получила несколько грантов и наград, в том числе стипендию Гуггенхайма в 2018 году, грант Фонда Меллона для художников-резидентов в 2017 году в галерее Gund в колледже Кеньон, премию «Наследие» в 2011 году в Музее фотографии Гриффина, стипендию для художников Массачусетского совета по культуре в 2021, 2011 и 2007 годах, а в 2008 году девушка стала финалисткой премии Фостера Института современного искусства в Бостоне с сопроводительной персональной выставкой.

Реклама

Нам повезло пообщаться с Рании Матар о ее творчестве и о том, как ее материнство вдохновляет на занятие фотографией.

фото: Rania Matar

В нашем общении вы упомянули, что на ваше творчество вас вдохновляют ваши дочери. Как материнство изменило ваше искусство и ваш взгляд на него?

Рании Матар: для начала я бы хотела сказать, что до материнства я не была фотографом. Более того, я даже по образованию не фотограф а архитектор. Фотографом я стала только для того, чтобы фотографировать своих детей. И сегодня эта работа так важна для меня, потому что она по-прежнему составляет основу всего, что я делаю.

фото: Rania Matar

Первые шаги в моей карьере научили меня любить фотографию, заставили полюбить одиночество и жизнь по-новому. Я научилась рассказывать истории посредством изображений, научилась находить и наблюдать красоту в очень простых, приземленных моментах и, на самом деле, в домашнем пространстве.

фото: Rania Matar

Итак, я стала художником и фотографом только благодаря материнству. И похоже, что все это время я вдохновлялась только своими дочками. Будучи еще ребенком, я очень рано узнала, что такое потеря, я потеряла мать в возрасте трех лет. Я была очень непослушной девочкой и выросла с отцом. Моим образцом для подражания в жизни был мужской образ для подражания. А так как я никогда после смерти матери не имела понятия как общаются мама и дочь, я из первых уст изучаю отношения со своими дочерями. Я понимаю, чего у меня не было. Так что это очарование женственности, вероятно, на каком-то уровне связано и с моим материнством.

фото: Rania Matar

Большинство ваших работы были сняты в Соединенных Штатах, а часть из них в Ливане. Я предположу, что из-за различий как по национальности, так и религии в ваших работах зритель буквально противопоставляет женщин в этих двух совершенно разных реалиях. В некоторых случаях можно представить, что мы буквально наблюдаем одну и ту же женщину, но через призму другой культуры. Почему для вас важно найти и показать сходство этих женщин в разных культурах и разных странах?

Рания Матар: на самом деле тут нет ничего странного ведя я американка, ливанка и частично палестинка по происхождению моих родителей. Я буквально родилась и выросла в Ливане и идентифицирую себя как ливанка, но я также палестинка.

Меня буквально напрягает, как тут люди в США постоянно твердят, как страшная жизнь у женщин на Ближнем Востоке, это так утомляет. Я устала от объективизации женщин по их национальности. Тут все дело кроется в завесе, западные люди не умеют и не хотят изучать другие культуры, они только осуждают или любуются красотой, но не как созидатели, а как потребители.

фото: Rania Matar

Все дело в вопросах отсталости женщин США. Я и сама была такой, буквально до 11 сентября я даже не думала, ливанец я или кто-то еще. Я была американкой, у меня есть дети, я работаю, у нас есть свой дом. А потом, после этой трагедии это стало чем-то, в общем я поняла, что это часть моей культуры, моя идентичность.

Таким образом, я стала показывать женственность и сопоставлять ее с каждой из культур через свою фотографию. Все эти девушки и женщины на моих фотографиях переживают физические, эмоциональные изменения. Их жизни могут быть разными, но есть что-то настолько биологическое, что их объединяет. Я имею в виду, что-то универсальное, ведь правда?

фото: Rania Matar

Даже сейчас вокруг Ближнего Востока существует так много ужасных стереотипов, и особенно о женщинах на Ближнем Востоке. Очевидно, что в некоторых странах действительно царит ужасное отношение к женщинам, но это не абсолютно везде, как это считают тут в США. Некоторые женщины, которые носят вуаль или паранджу, делают это, потому что хотят это делать, а не потому, что их заставляют.

Еще больше работ автора в социальных сетях и на официальном сайте.

[raniamatar.com]

Следите за новостями в наших социальных сетях

ВконтактеДзен, Telegram и YouTube