С чего начинается репортаж?

© Сергей Венявский

Просматривая страницы газет, журналов и интернет-агентств всегда обращаешь внимание на яркие и динамичные репортажные фотографии, сделанные фотографами в различных уголках света, в ситуациях зачастую непростых, а порой даже в суперэкстремальных. На войне и футбольном матче, на политическом саммите и на митинге оппозиции, задача фоторепортёра оказаться как можно быстрее и ближе в самом эпицентре событий. При этом необходимо быстро сделать качественные фотографии, выбраться из всего этого живым и невредимым (сохранив при этом и свою аппаратуру) и успеть передать свои снимки в редакцию раньше чем это сделают твои коллеги (они же конкуренты) по цеху!

© Сергей Венявский

Понятное дело, что путь до публикации разворота в крупном журнале или репортажа на ленте ведущего информационного агентства, тернист и суров, и только те достигают уровня «высшего пилотажа», кто ежедневно, на протяжении долгого времени, «на своей шкуре» познавал все тонкости, нюансы и хитрости, пожалуй самого интересного и самого тяжёлого направления в фотографии – новостного (событийного) фоторепортажа.

© Сергей Венявский

Мы попробуем приоткрыть завесу, скрывающую тайны мастеров отечественной и зарубежной фотожурналистики, и попытаемся смоделировать ряд ситуаций, в которых обычно вынуждены работать фоторепортёры. Постараемся пройтись по основным канонам фоторепортёрского мастерства и понять, с чего же всё начинается.

Начинается всё конечно-же с инструментов фотографа – камеры, объективов и т.д., но прежде чем начать рассказ о профессиональной фотоаппаратуре для репортажной съёмки, хочу предупредить, что почти 70 процентов фотожурналистов работает камерами и объективами, выданными им в газетах, журналах и агентствах, и только 30 процентов репортёров имеют возможность самостоятельно приобрести дорогостоящий комплект оборудования для фотосъёмки. Для репортажной работы идеально подходят две известные японские марки профессиональной фототехники, это — Nikon и Canon. Стоит отметить, что обе компании имеют в нашей стране вполне адекватные сервисы, где без проблем можно отремонтировать практически любую поломку фотокамеры, а также пройти тестовый, профилактический осмотр, почистить матрицу и получить массу полезной информации по эксплуатации фотоаппаратуры.

© Сергей Венявский

Для фоторепортёра идеально подойдут сразу несколько моделей, это камеры Сanon 1D mark III, Сanon 1D mark IV и Nikon D3, Nikon D4. Сегодня эти фотокамеры являются наилучшими инструментами для профессиональных фотографов, производители постарались вложить в них все те функции, которые наиболее часто требуются фоторепортёрам при съёмках в различных ситуациях. Это и температурный режим, защита от влаги и пыли, титановый ударопрочный корпус и многие другие технические возможности, позволяющие фотографу не отвлекаясь по мелочам, спокойно заниматься творчеством. Приобретая приглянувшуюся вам модель камеры, не забывайте о том, что аккумуляторные батареи имеют свойства разряжаться в самый неподходящий момент. Поэтому профессионалы всегда имеют в запасе как правило от 4 до 8 батарей, плюс зарядное устройство, которое обычно оснащено дополнительными шнурами, позволяющими вести зарядку как от простой бытовой розетки, так и от источников с переменным током, и от прикуривателя в салоне автомобиля.

© Сергей Венявский

Стоит подчеркнуть, что одним из обязательных требований по оснащению фоторепортёра является наличие двух фотоаппаратов. Во-первых это даёт гарантию продолжения съёмок в случае если одна из камер внезапно выйдет из строя, а во-вторых, при быстрой смене ситуации, фоторепортёр не меняет объективы на одной камере, а ведёт съёмку сразу двумя фотоаппаратами, на которых установлены широкоугольный и телевизионный объектив. Особенно необходимо это при съёмках спорта, военных действий, учений, политических саммитов и других массовых мероприятий, где объект съёмки двигается непредсказуемо.

© Сергей Венявский

Теперь, после того как камеры у нас уже есть, осталось подумать о той оптике, которой мы будем снимать самые острые и яркие репортажи. Хорошая оптика и у снайпера и у фотографа стоит больших денег, и к этому надо быть готовым, так как от светосилы и линз, напрямую зависит качество изображения. Но для начала фоторепортёр может ограничиться стандартным набором оптики, взяв, например, для себя 16-35 мм, 70-200 мм и приобрести «экстендер», насадку на телевизионный объектив, увеличивающую фокусное расстояние в 1.4 и 2 раза. И ещё, совсем необязательно покупать новый комплект фотоаппаратуры в магазине, в интернете очень много различных сайтов и страниц, ориентированных на «вторичный» рынок фотооборудования, где можно купить профессиональный фотоаппарат и объектив практически за половину его реальной стоимости. Главное при совершении такой покупки быть внимательным, и по возможности обратиться за консультационным тестом б/у фотоаппарата или объектива в сервисный центр. Одной из важных составляющих в оборудовании фоторепортёра является сумка или кофр для переноски аппаратуры, её нужно выбирать персонально, подбирая для себя те качества, которые вам наиболее удобны. Главное, чтобы она была прочной, по возможности сделана из водоотталкивающей ткани, имела надёжные замки или молнии, была оснащена достаточным количеством карманов и отделений для камеры, и принадлежностей, была негромоздкой и одновременно вместительной. Кстати, несколько лет назад на российский рынок начали поступать фоторюкзаки, которые очень быстро завоевали популярность у фотографов, в том числе и у фоторепортёров.

В багаже фотожурналиста есть ещё много различных аксессуаров, которые помогают ему в его нелёгкой работе, но думаю нет смысла перечислять их, а обратиться уже непосредственно к самой съёмке и подготовке к ней!

© Сергей Венявский

«Осенью 1999 года, в 5 часов утра, в моей квартире раздался телефонный звонок, звонил редактор одного из международных информационных агентств, «Сергей, в Волгодонске произошёл теракт, ты должен быть там как можно быстрее, мы ждём картинки…», прозвучало из трубки и абонент отключился. Согласитесь, что человеку, поднятому рано утром с постели такого рода сообщением, становится несколько неуютно и даже страшновато. Но, работа есть работа, быстро умываюсь и чищу зубы, по пути вспоминая сколько километров ехать на машине до Волгодонска, и между одеванием брюк и рубашки пытаюсь вызвать такси (тогда я ещё не был счастливым обладателем своего авто). К счастью, быстро договариваюсь с диспетчером, (хотя они тоже наверное не привыкли в 5 утра принимать заказы на поездки в 500 километров), машина подъедет за мной уже через несколько минут, теперь главное правильно собраться в непростую командировку. Во-первых, сколько я там пробуду, не знаю, поэтому кидаю в кофр 20 катушек плёнки Kodak, беру камеру и вспышку, по ходу проверяю объективы и аккумуляторы, беру зонтик и дождевую накидку, всё-таки поздняя осень, кто его знает, что будет с погодой. Одежду выбираю такую, которую будет не жалко порвать и запачкать, ботинки надеваю потеплее и покрепче, обязательно кепку на голову ну и пару носков (на всякий случай) кидаю в кофр поверх аппаратуры. Ещё, главное правило в таких командировках, это не остаться без денег и связи, поэтому выгребаю с собой всё, что было в бумажнике, обязательно захватываю паспорт (журналистское удостоверение — это хорошо, но ещё один официальный документ никогда не помешает). Ну вроде бы всё, поехали…»

Так начинается почти 90 процентов всех командировок фоторепортёров, тебе могут позвонить в любое время дня и ночи, дать несколько минут на сборы и вот ты уже в самолёте, поезде, автомобиле или пароходе – спешишь к месту своего репортажа.

© Сергей Венявский

Что предстоит снимать? Спорт, теракт или политику всё это важно для правильной экипировки и подбору аппаратуры. Если это спорт, например, футбол, то сразу ориентируемся на 60 – 80 минут стояния на одном месте и захватим с собой маленький туристический стульчик — это окажется большим подспорьем. При желании его можно будет использовать ещё и как подставку для ноутбука при обработке фотографий в перерыве между таймами. Далее, футбол игра динамичная, но основные действия происходят на порядочном удалении от фотографа, поэтому необходимо иметь телеобъектив, а лучше два, например, 300 мм и 70-200 мм, также нам понадобится переходной объектив, 28-70 мм или 35-105 мм, для съёмки игры на более ближних планах. В футболе есть ещё болельщики, которых тоже надо снимать, особенно если они очень активно жестикулируют, поджигают факелы, разворачивают плакаты и транспаранты. Но здесь надо действовать осторожно, как правило, фанаты народ скандальный и порой не совсем адекватный, поэтому во избежание эксцессов, я обычно снимаю их из-за полицейского оцепления, и картинка получается хорошая и меня практически не видно из-за широких ОМОН-овских спин. До начала игры можно поснимать разминку игроков на поле, тренеров обеих команд, но лучшие тренерские кадры, конечно же, получаются во время игры, но так как передвижение фотографов во время матча строго ограничено, то лучше использовать телеобъектив, по возможности усилив его экстендером.

© Сергей Венявский

Если мы едем на теракт, авиакатастрофу или любое другое ЧС, то при подготовке к этой поездке придётся учитывать очень много различных нюансов. Во-первых — одежда, неизвестно где вам придётся ходить и куда залезать, чтобы сделать хороший кадр, работы спасателей или полицейских, поэтому советую одевать то, что попроще и понадёжней. У меня, например, для таких выездов есть специальный набор, который включает в себя плотные брюки (в зависимости от времени года они меняются на более тёплые), свитер, куртка с капюшоном (из специальной непромокаемой ткани, такие легко найти в любом охотничьем или рыболовном магазине), ботинки или сапоги на высоком ранте, кепка или бейсболка на голову. Главное, чтобы вся одежда была прочной, неярких цветов и была максимально удобна и практична для вас, по вашим ощущениям. Вдобавок, у меня всегда в машине лежит зонтик, маленькая алюминиевая лестница (объясню позже для чего она), два туристических стула, топорик, несколько фонариков и удлинитель для электропровода с нескольким гнёздами для розеток. Рано или поздно всё это становится крайне необходимым в самый непредсказуемый момент и, как говорится, лучше пусть оно будет и не пригодится.

© Сергей Венявский

Одно из главных правил для съёмки ЧС, нужно обозначить себя ответственному за работу с прессой лицу (пресс-секретарю, офицеру по связям со СМИ, руководителю спасательной операции и т.д.). Это очень важно по нескольким моментам, в 2003 году, я находился на ликвидации завала на одной из шахт, тогда под землёй отрезанными от внешнего мира оказались более 20 человек. Спасательная операция продолжалась 8 дней, и вот в конце операции, практически рядом с заваленной шахтой произошёл ещё один, теперь уже внешний обвал грунта, и по иронии судьбы меня и ещё двоих сотрудников МЧС на какое-то время объявили «пропавшими без вести», только потому, что утром я не отметился на специальном листе участников спасательной операции (просто забыл). Не хочу цитировать все те слова, которые были сказаны в мой адрес после того, как я появился на шахте через пару часов, живой и здоровый. Ведь по идее люди меня уже собирались приписывать к погибшим под завалом (место провала, кстати, было идеальной точкой для съёмки и меня там постоянно видели все участники процесса).

© Сергей Венявский

Поэтому при съёмках подобных ситуаций необходимо не только пройти разовую аккредитацию (разрешение, допуск) но и строго соблюдать все меры безопасности, и обязательно самому держать глаза и уши открытыми, не надеясь на постороннюю помощь. В 2007 году снимая на месте падения пассажирского самолёта и ходя по месту трагедии в поисках хорошего кадра, я вполне мог сам стать «жертвой» напоровшись на острый осколок или разбитое стекло, так как собираясь в командировку в безумной спешке, выскочил из дому в одних сандалиях (на дворе тогда стоял июльский зной) не подумав о возможных последствиях. В итоге пришлось выклянчивать у спасателей носки с ботинками и ходить в явно дурацком виде (майка, лёгкие штаны и армейские берцы), но зато ноги были защищены от возможных травм и повреждений.

Очень важно при работе на ЧС понимать, что все люди вокруг тебя занимаются спасением человеческих жизней, и постоянно щёлкающий рядом фотоаппарат вкупе с наглой журналистской физиономией очень сильно раздражают и спасателей, и полицейских, и экспертов. Поэтому необходимо максимально аккуратно и осторожно, с должным уважением и пониманием относиться к окружающим, вести съёмку не навязчиво, не лезть туда, где идёт самая оживлённая работа по расчистке завалов или поиску пострадавших.

© Сергей Венявский

В 2002 году при обрушении жилого дома, спасатели более 12 часов поднимали плиту перекрытия, придавившую молодого парня, сначала техникой, а потом и вручную десятки человек работали изо всех сил, пытаясь побыстрее освободить пострадавшего. Видя, что рук не хватает, а счёт идёт на минуты, я тоже отложил фотоаппарату в сторону и встал в «цепочку» спасателей. К сожалению, Женя (так звали пострадавшего парня) умер в больнице через два дня после того, как его достали из-под завала. Вообще, съёмки, связанные с человеческими трагедиями, катастрофами и терактами, очень давят на психику, и порой после подобных командировок прийти в норму получается далеко не сразу. Есть правда особый тип репортёров, которым по сути наплевать, что будет происходить перед объективом их камер, они живут (или стараются жить) отрешённо от происходящего вокруг них события, воспринимая жизнь как некий процесс, который необходимо зафиксировать путём нажатия на кнопку затвора фотоаппарата. Кто-то считает, что это правильно, но я себя к таким людям не отношу…

Ну теперь о политике, о президентах, королях и министрах. У нас есть своя корпоративная шутка, перед каждым визитом президента и других высоких гостей нас обязательно проверяет ФСБ, мы обязаны заполнять анкету, в которой указывается название СМИ и наши паспортные данные. Так вот когда-то на вопрос, зачем проверять на протяжении 20 лет, перед каждым визитом одних и тех же людей, сотрудник пресс-службы ФСБ ответил очень однозначно — «Чтобы удостовериться в том, что за прошедшее время вас не завербовала вражеская разведка». И теперь, приходя на проверку перед каждым визитом, мы обязательно шутим, — «Товарищ полковник, за прошедшее время завербован не был». Ну а если серьёзно, то политический репортаж был и остаётся довольно напряжённым участком работы для фотожурналиста.

© Сергей Венявский

Работая на протяжении нескольких лет личным фотографом поочерёдно у двух губернаторов, я много раз освещал визиты министров обороны и МВД, премьер-министра и президента. А несколько лет назад судьба свела меня с бывшим президентом Венесуэлы Уго Чавесом. Тогда меня поразило огромное количество охранников, и сопровождающих лиц, неприкрытая помпезность визита, хотя сам Уго Чавес, показался мне довольно простым и адекватным человеком, живо интересующимся нашей страной и людьми. Снимать президента Венесуэлы было одновременно сложно и в то же время легко, сложно из-за нервозности многочисленной охраны, а легко потому, что Уго Чавес вёл себя так, как Путин и Медведев никогда не вели себя на публичных мероприятиях, шутил и активно общался с окружающими. И снимки получались живыми, без налёта «официозности».

© Сергей Венявский

Вообще, при съёмках политиков всегда много излишней суеты, охраны и нервозности, плюс ко всему практически на всех политических мероприятиях к журналистам применяется довольно жёсткий «дресс-код». Помню много случаев, когда серьёзных фотографов «заворачивали» с мероприятий из-за сандалий на босу ногу, цветастых маек и других вольностей журналистской братии. Поэтому собираясь на каждую съёмку с участием Президента, Премьера и других персон, я всегда помню о необходимости побриться, и пристально оглядываю свой гардероб выбирая наиболее подходящие брюки и рубашку.

© Сергей Венявский

Отдельная тема для разговора про съёмку политиков — это так называемые «пулы», точки для съёмки куда охрана и пресс-служба расставляют фотожурналистов. Дело в том, что при визите Президента или другого высокого гостя в страну, город и даже деревню или завод пишется подробный план-схема, на которой, помимо всего прочего, отмечаются и участки, которые наиболее выгодны (удобны для контроля охраны) для съёмки фотографов и телеоператоров. В результате 50-60 снимающих журналистов расставляют на пути следования персоны, и собирают всех в одном месте только на пресс-конференции, или большом совещании (если они предусмотрены протоколом визита). В итоге зачастую приходится хитрить, меняться с коллегами местами, входить в наиболее «близкий» контакт с пресс-службой и охраной, объяснять, уговаривать и так далее.

© Сергей Венявский

Года три назад, я был аккредитован на съёмку официального визита Дмитрия Медведева (тогда он был ещё Президентом России) на одно из крупных предприятий оборонного комплекса. Понятно, что в данном случае помимо президентской охраны и местных сотрудников ФСБ, к «активной работе» с журналистами подключились и сотрудники службы безопасности завода, якобы с целью (недопущения утечки государственной тайны), хотя, как признался мне в приватной беседе один из сотрудников охраны того самого завода, ничего секретного их предприятие уже не выпускает и все меры повышенной безопасности, были предприняты для «пущей важности». Но неожиданно мне повезло, пресс-служба пошла навстречу желаниям моей редакции, и я был включён в самый «ближний» пул Президента, удостоившись чести передвигаться в его кортеже рядом с личным фотографом и оператором Медведева. Визит проходил согласно протоколу, ну а я, находясь в непосредственной близости от руководителя страны, пользовался моментом и щёлкал затвором фотоаппарата каждую секунду. В конце программы Президент должен был провести личную встречу с региональным губернатором, обычно эти мероприятия проходят с глазу на глаз, а небольшое количество «самых проверенных» журналистов запускают на 5-7 минут для «протокольной» съёмки, и здесь со мной произошёл очень интересный случай. Понятно, что по правилам съёмки, освещать встречу двух политиков необходимо «держа в кадре» и одного и другого, но зная активную мимику Медведева, я прокрался за спину губернатора и занял стратегически важную для меня позицию как раз напротив Дмитрия Анатольевича, на расстоянии, чуть больше 2-х метров. Отсняв мотором секунд 15, я обратил внимание, что Президент при разговоре с собеседником несколько раз пристально посмотрел в мою сторону, естественно я занервничал, думая, что моя «стрельба» затвором отвлекает его от содержательного разговора. Ожидая гнев охраны и пресс-службы, я продолжил работу, несколько сбавив темп, «постреливая одиночными кадрами», но посмотрев на Медведева, я понял, что мои опасения были напрасными, видно находясь в хорошем настроении, он начал активно позировать перед моим объективом, показывая своим видом, что ему нравится столь активное внимание со стороны журналистов. Закончив съёмку, я внимательно отсмотрел весь отснятый материал и ещё раз убедился в своей правоте, Медведев мне позировал, но главное было ещё впереди. На следующий день мне позвонили из редакции и сказали, что на сайте Президента РФ появилась МОЯ фотография, отснятая на той самой встрече, причём подписана она была пресс-службой Кремля. Не зная радоваться мне или нет по данному поводу, я пустил в ход все свои знакомства и через пару часов выяснил, что действительно моя фотография попала на президентский сайт, и причиной тому было желание самого Дмитрия Анатольевича. До сих пор я воспринимаю эту историю как байку, из своей жизни, хотя порой испытываю чувство определённой профессиональной гордости, за то, что мою фотографию оценил фотограф, экс-Президент и премьер-министр, Дмитрий Медведев.

Автор: Сергей Венявский, профессиональный фотограф, оператор и преподаватель. Special.International.News

comments powered by HyperComments